Порекомендовать героя

WE важно, кто рядом с нами и нашими семьями. МЫ стремимся делать так, чтобы вокруг нас были надежные люди, которым можно доверять. Рекомендуя людей, обратите внимание на наши ценности и ориентиры.

    Наши люди WE:

  • Наш Человек стремится создавать то, что улучшает жизнь людей

  • Наш Человек в общении с окружением честен и справедлив, порядочен и верен

  • Вы доверяете ему и уверены в его искренности

  • Наш Человек живет полной жизнью: любимая семья, достойное окружение, любимое дело, интересное хобби

  • Наш Человек всегда идет вперед и развивается

  • Наш Человек неравнодушен и готов вместе с нами создавать добрые дела

Далее
Порекомендовать героя

Выберете одну или нескольо рубрик, в которую вы рекомендуете человека


Закрыть поиск
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА

Спасибо за неравнодушие!
Нам важно узнавать о достойных людях, чтобы рассказывать о них городу!

Вернуться на главную

Подписаться на рассылку

Array
(
    [SRC] => 
    [WIDTH] => 0
    [HEIGHT] => 0
)
sabyrzhan-madeev

Неравнодушные люди

Сабыржан Мадеев
1915

55 лет, родной город – Караганда, директор Центра педагогических измерений, Назарбаев Интеллектуальные школы

Из обыденных вещей я люблю делать праздник. Поддерживаю принцип Тома Сойера, если уж и красить забор, то обязательно с удовольствием и обязательно нетривиально, небанально.

28.11.2016

Сабыржан Мадеев

О СЕБЕ

Я очень люблю рассказывать про своих друзей. Горжусь в себе тем качеством, что знаю о своих друзьях порой больше, чем они сами о себе знают. Я вижу их таланты и зачастую даже те, которые они не могут разглядеть в себе самих. Очень люблю своих друзей.

Я, как мне кажется, удачный гибрид папы-физика и мамы-филолога. Очень люблю театр, люблю сам «актерствовать» и, как любой актер, люблю творить. Все студенческие годы я «креативил»: «кэвээнил», «дискотечил», а также играл в университетском театре «31 июня». Убежден, что именно актерство – желание творить, умение мгновенно вживаться в роль, способность импровизировать – дает мне то качество жизни, которое я имею. Благодаря этому, я постоянно перенимаю лучшее, что есть у окружающих и, тем самым, с их помощью обогащаю свою жизнь.

Из обыденных вещей я люблю делать праздник. В любой процесс мне необходимо привнести что-то свое. Поддерживаю принцип Тома Сойера, если уж и красить забор, то обязательно с удовольствием и обязательно нетривиально, небанально.

От мамы мне досталось в наследство обостренное чувство слова – слова чувствую как-то по-особенному и, если вижу плохо или неграмотно написанный текст, слышу неправильную речь, то почти физически ощущаю дискомфорт.

Мой жизненный принцип, на мой взгляд, ярко выражен в строчках из стихотворения испанского поэта Хуана Рамона Хименеса, взятых великим Рэем Брэдбери в качестве эпиграфа к одному из своих романов: «Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек».

ОБ АСТАНЕ

Целиноград я знаю очень разным. Сюда в 1975 году переехали мои родители из Караганды, и я приезжал к ним на каникулы с большой сумкой карагандинских сухарей – тогда здесь не было таких вкусных сухарей. Многого из того, что есть в изобилии сейчас, в тогдашнем Целинограде почему-то не было. Но была какая-то особенная семейная атмосфера тихого провинциального городка, в котором, казалось, все друг друга знают. Очень хорошо помню, как по нынешней улице Абая, бывшей тогда Ленина, гуляли мамаши с колясками, играли малыши, ездили на велосипедах подростки и раз в полчаса проезжал троллейбус.

К этому городу у меня особенное отношение – я не являюсь «аборигеном» Целинограда, но в отличие от многих астанчан, которые таковыми стали, одновременно приобретя статус столичных жителей, я приехал в Целиноград (Акмолу) ещё до активных слухов о переносе столицы. И отношение к городу у меня очень теплое. Я ощущаю себя учеником феи из советского кинофильма «Золушка», у которого на глазах трудолюбивая замарашка превратилась в прекрасную принцессу. И точно так же, как в этом фильме, я готов повторить его слова: «Я ещё не волшебник, я только учусь!» и подарить внезапно похорошевшему городу хрустальные туфельки.

Я не подвержен ностальгическим детским воспоминаниям (у меня их просто нет), я не брюзжу по поводу «понаехавших», поскольку практически сам из таких, я не ищу в Астане верх-низ и не спрашиваю в кафе джусай, как алматинцы, не смеюсь над ещё имеющимися контрастами «Целиноград-Астана», так как этот город уже давно стал моим близким другом, а над друзьями не смеются – друзей понимают и принимают со всеми их недостатками! Я помню, как в первые столичные годы в поисках хоть какой-нибудь кафешки или сауны по городу бродили люди, с кислым выражением лица, напоминавшие обитателей птичьего двора, увидевших гадкого утенка. Но помню, справедливости ради, и неторопливых официантов в летниках, появлявшихся как грибы после дождя.

Я помню, как мама, рассказывая о своих школьных годах, показывала мне дом, в котором жила её подруга, и мама, чтобы постучать в окно этого дома, вставала на деревянный ящик и вытягивалась в струнку. А я всё никак не мог представить эту картину, так как видел перед собой только развалюху с окнами, целующими землю. И сегодня, когда я вижу, каким прекрасным лебедем взлетела ввысь Астана, я радуюсь некой спиральности развития города, так как теперь, как и полвека назад, чтобы постучаться в иные окна, и трех ящиков не хватит!

Перефразируя известное выражение, можно сказать, что тот, кто не грустит по Целинограду, не имеет сердца, тот же, кто недоволен Астаной, не имеет головы!

До 1994 года своё будущее я с Акмолой не связывал. Но вот уже более 17 лет моя жизнь неразрывно связана с Астаной, и в этом городе я открыл школу, колледж и университет. Жить ведь надо не только для себя, но и для города, – города, в котором живут мои родители, родные, моя Ирина и самая вкусная на свете доча, без которых я не представляю эту самую жизнь.

И напоследок. Приехал я в Акмолу, можно сказать случайно, но вот остался в ней вполне осознанно. И в этом огромная заслуга моей Ирины. Если бы все места, где ступали наши ноги, могли бы светиться как лампочки, то многие места в Астане, где мы с Ириной бывали вместе, светились бы, как прожекторы. К нашему с Ириной сожалению, часть из этих мест уже никогда не засветит, так как на них выросли отели, дворцы, рестораны… Но мы-то знаем, что где-то там, в глубине, светятся наши следы!

'