Порекомендовать героя

WE важно, кто рядом с нами и нашими семьями. МЫ стремимся делать так, чтобы вокруг нас были надежные люди, которым можно доверять. Рекомендуя людей, обратите внимание на наши ценности и ориентиры.

    Наши люди WE:

  • Наш Человек стремится создавать то, что улучшает жизнь людей

  • Наш Человек в общении с окружением честен и справедлив, порядочен и верен

  • Вы доверяете ему и уверены в его искренности

  • Наш Человек живет полной жизнью: любимая семья, достойное окружение, любимое дело, интересное хобби

  • Наш Человек всегда идет вперед и развивается

  • Наш Человек неравнодушен и готов вместе с нами создавать добрые дела

Далее
Порекомендовать героя

Выберете одну или нескольо рубрик, в которую вы рекомендуете человека


Закрыть поиск
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА

Спасибо за неравнодушие!
Нам важно узнавать о достойных людях, чтобы рассказывать о них городу!

Вернуться на главную

Подписаться на рассылку

Array
(
    [SRC] => 
    [WIDTH] => 0
    [HEIGHT] => 0
)
portnoy-iz-karagandy-o-tom-kak-otlichit-prostuyu-vesch-ot-lyuksovoy-i-pochemu-bryuki-mogut-stoit-80-tysyach

Профессионалы

Портной из Караганды о том, как отличить простую вещь от люксовой, и почему брюки могут стоить 80 тысяч
5233

07.04.2018

Портной из Караганды о том, как отличить простую вещь от люксовой, и почему брюки могут стоить 80 тысяч

Сагат Жургенбеков, 56 лет, родной город — Караганда, портной индивидуального пошива


IMG_20180401_153932.jpg


О том, как все начиналось


В школьные годы я мог самостоятельно сшить на ручной машинке брюки, ушить сорочку или сшить кепки, которые в наше время назывались «вьетнамки». Таких в магазине не продавалось. Это была домашняя машинка, к которой я после приделал моторчик для удобства.

В 1986 году я пришел из армии, и мне нужно было идти трудоустраиваться. Мне казалось, что я предрасположен к тому, чтобы заниматься шитьем.

IMG_20180401_154556.jpg

В это время существовала фирма под названием «Сарыарка», в подчинении которой находилось около 40 ателье Караганды. Тогда я пошел в ателье, которое располагалось в Доме быта на проспекте Советском, ныне это улица Бухар Жырау, чтобы стать учеником портного. 8 месяцев я провел, занимаясь обучением. После этого я отшил пиджак — это было чем-то вроде экзаменационной работы. Мне покроил его закройщик, а я его отшил от начала до конца. Я его защитил перед комиссией в лице начальника филиала, заведующего и технолога. По завершении курса мне выдали сертификат, в котором значилось, что я мастер по пошиву мужской верхней одежды IV разряда.

Я работал в этом ателье до 1990 года. После этого меня отправили на годичные курсы закройщика-универсала, который мог кроить как мужскую верхнюю одежду, так и женскую. Курс я благополучно окончил.

IMG_20180401_154805.jpg

И после этого я и еще два моих друга открыли небольшое предприятие по пошиву пуховиков, брюк и джинсов. Мы пытались реализовывать это все на рынке. Вместе мы переживали как подъемы, так и падения, но, как в басне Крылова, каждый тянул дело в интересном только ему одному направлении, и вскоре это все распалось.

После этого я начал работать в различных малых предприятиях. Также шил для продажи на рынке. Но в это время открылись границы с Китаем, и все магазины завалило их дешевым товаром. В этот момент работа малых предприятий потеряла былую конкурентоспособность, потому что из-за границы привозили вещи не лучшего качества, но дешевле тех, что делали мы.

В 1994 году мне пришлось уйти в продажи. Я торговал всем, чем только было можно: колбаса, макаронные изделия и напитки.

Примерно в это же время карагандинец Евгений Шаповалов с супругой открыли ателье «Шик», которое быстро обрело популярность и стало лучшим в городе. У них были поставки тканей из Германии и качественная фурнитура. Такое сложно было найти. Около года я проработал в «Шике». Для меня это была хорошая школа, потому что можно было получить знания, основываясь на опыте коллеги-портного, который организовал свое дело. Это было для меня интересно.

В 1996 году у меня появилась семья, и в 1997 году я начал работать сам на себя.

Я просто брал заказы и выполнял их на дому. Чтобы был поток клиентов, я давал объявления в газете, вешал их на остановках, домах, распространял листовки. Там было написано, что я занимаюсь «эксклюзивным пошивом одежды».

Мне казалось, что нужно определиться с нишей, и я выбрал индивидуальный пошив


В 2003 году мы переехали в другую квартиру, и я решил, что пора снимать помещение. В этот момент я занимался абсолютно любыми заказами. Я шил все подряд: от женского легкого платья до меховых изделий. В какой-то момент, через пару лет, как я обосновался в арендуемом помещении, я начал нанимать людей. Поток заказов стал таким, что я не успевал выполнять их в срок.

Примерно 10—12 лет назад в Караганде открылся салон итальянских тканей, и я начал с ними сотрудничать. Тогда я занимался в основном женской одеждой.


О выбранном направлении



IMG_20180401_154855.jpg


Четыре года назад получилось так, что начали появляться заказы и на мужскую одежду, причем в таком же количестве, как и на женскую. В этот момент я решил для себя, что буду заниматься пошивом мужского костюма и шить одежду в качестве bespoke tailor, то есть мастера наивысшего уровня. При таком шитье костюм собирают «на живую нитку», после примерки разбирают на части и собирают заново.

Сейчас я сотрудничаю с салоном «Ару».

На данный момент в моем салоне есть мастера, которые занимаются пошивом женской одежды, я же «ухожу вглубь», занимаясь пошивом мужской одежды.

В перспективе я вижу себя, занимающимся исключительно костюмами



О клиентах и вдохновении


Сначала, когда я еще работал в квартире, моими клиентами были родственники и знакомые, но потом начало работать сарафанное радио. Объявления тоже давали эффект, но из 20 людей, пришедших по какой-либо причине, только один оставался в качестве постоянного клиента. Большинство приходило из любопытства или за мелкими услугами, а те, кто решался на пошив, каждый раз заказывали более сложные модели.

Сегодня я могу сказать, что у меня есть клиенты, которые приходят ко мне стабильно в течение 15—20 лет. Определить полную клиентскую базу сложно, потому что материальное положение людей меняется, и они не всегда оказываются платежеспособными.

Меня вдохновляют моменты, когда вещи заказчиков, сшитые мною, могут быть оценены по достоинству


У меня есть несколько клиентов, которые хорошо знакомы с миром моды и имеют бутики итальянской одежды. Один из них регулярно заказывает у меня брюки, тренчи, сорочки. И когда он бывает на закупе в Италии, его партнеры интересуются пошитыми мною костюмами. Они были удивлены качеством изделий и долго не могли поверить, что подобная вещь была сшита в Караганде.


О сложностях


Сейчас в профессиональной сфере происходит жуткий дефицит кадров. Большая редкость встретить мастера, который умеет не просто сшивать части, но и самостоятельно кроить. Даже простых закройщиков мало. Оттого, что мастеров своего дела на рынке мало, мы можем поднимать цены на услуги. В городе всего пять мастеров, которые занимаются пошивом мужских вещей. Для сравнения, мастеров, которые занимаются пошивом женской одежды, около сотни.

IMG_20180401_154218.jpg

В целом, ателье развиваются и работают в конкурентной среде. Есть мастера, которые занимаются индивидуальным пошивом и берут за пошив брюк 5-10 тысяч тенге.

Я беру за пошив 20-25 тысяч тенге. Но, увидев эти брюки, разницу заметить несложно. Я позиционирую себя как мастера по пошиву люксовых вещей. Те, кто относятся к этому проще, ориентируются на масс-маркет как по ценам, так и по качеству. Соответственно, и у того мастера есть свои клиенты, и у меня свои.

Разница в качестве становится очевидна для любого человека, который имеет в гардеробе качественные вещи. Различается все: от фурнитуры и формы швов до вида ткани. Материал может стоить и 40—60 тысяч тенге за метр. На брюки уходит около 1,3 метра. Получается, хорошие брюки могут обойтись заказчику в 80 тысяч тенге.